Perfect World «С М Е Р Т Н И К И»

Воскресенье, 22.09.2019, 20:22
Приветствую Вас Гость
Главная

Регистрация

Вход

RSS

Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

From Hell with love

Часть первая: Верхний мир.

Параграф первый.

Война с Криганскими Дьяволами и Нигонскими Верховными Лордами далась королевству Эратия и эльфам АвЛи большой кровью. Несмотря на то, что зло было частично уничтожено, частично изгнано обратно в подземелья, куда не поверни голову, зелёные поляны и густые леса ещё хранили в себе следы былых сражений в виде побелевших костяков и ржавых доспехов. Этим активно пользовался другой враг рода человеческого – некроманты из мёртвой Деи. Жизнь после победы отнюдь не стала легче, а дороги - безопаснее. Риск наткнуться на какого-нибудь вампира или банду живых скелетов был чрезвычайно велик.

Вот на них-то Вииту, Одержимый и княжеский разводчик церберов по совместительству, и наткнулся. Наверное, зря он уговорил своих провожатых сойти с тракта и срезать четверть пути по заброшенной дороге. Когда же из кустов начали с завываниями лезть мертвяки, а с деревьев падать, гремя костями, скелеты, криганец с почти ностальгической грустью подумал, что в войну всё было намного проще.

В отряде он был единственный конный, так что неудивительно, почему на него набросились в первую очередь. За спиной уже лязгали мечи, щёлкали арбалеты и с глухим рычанием рвали кого-то подарочные адские псы. А он так наивно надеялся, что не придётся пускать их в дело так рано… От дальнейших размышлений его отвлёк прыгнувший на коня откуда-то сверху скелет. Конь встал на дыбы, воинственно заржал и от души врезал нежити подкованным копытом. Скелет с хрустом рассыпался на части, ржавый меч приложился сверху. Вииту довольно хмыкнул и похлопал зверя по бронированной шее:

- Молодец, Аконит! Настоящий рыцарь!

Тот в ответ только скептически фыркнул, не соглашаясь. Одержимый тем временем выхватил меч и отправил на вечный покой ещё одного костяного воина. Сзади раздались крики, визг убиваемых гончих и довольное урчание мертвяков. Догадка о том, что кого-то там убили, заставила его обернуться посмотреть, как дела у его сопровождающих.

Парням не везло. Они остались вдвоём с жалкими арбалетами против десятка голоднющих мертвяков. Рядом валялись доказательства триумфа налётчиков: три обезглавленных и изуродованных мечника против одного ещё копошащегося мертвяка без ног и с половиной головы, но вполне боеспособного. Криганцу вдруг стало их жаль: всё же не один день вместе шли, да и если они все помрут, как он до столицы доберётся?

Аконит, получив пинка в бока, прыгнул в самую гущу драки, ударами копыт сбил одного мертвеца, снёс копытом голову второму и подставил под хозяйский меч третьего. Ещё одного Вииту сразил магической стрелой, а остальных порвали подключившиеся Пушок и Лапочка, два его любимых цербера, вместе с остальной стаей. Скелеты каким-то своим призрачным чувством почуяли, что запахло гарью, и, дребезжа ржавым снаряжением, дали дёру. Сегодня был не их день.

Когда волнения немного улеглись, они продолжили путь. Теперь арбалетчики смотрели на криганца и его зверей с большим доверием, чем раньше, хотя и понимали, что вечно защищать он их не будет.

- Хэй, господа эрафийцы, можно вопрос?

- Конечно, сударь. Если мы можем ответить, мы ответим.

- Отлично! К делу! – Одержимый резким движением вложил меч в ножны и выпрямился в высоком седле. – Зачем вашей королеве понадобились мои услуги? Я стою очень дорого, а она даже не торговалась.

Парни немного помолчали. Потом один из них задумчиво протянул:

- Разные слухи ходят, сударь. Пожалуй, самый правдивый из них это тот, что королева подыскивает себе новых телохранителей. Неподкупных и верных, если вы меня понимаете.

- Тогда мои пёсики – не самый лучший вариант. Они хорошо выдрессированы, этого не отнять, однако добиться у них доверия к абсолютно чужим людям не могу даже я.

- Мы тоже так думаем, сир. Волки из АвЛи были бы лучше.

- Мда, жаль, жаль… Господа эрафийцы, долго ещё до вашей столицы? А впрочем, можете не отвечать – сам знаю, что к вечеру доберёмся.

- Вы уже путешествовали по этой дороге?!

- Да, было дело. Когда-то здесь рос жуть какой густой лес – от грифонов прятаться лучше не найти. А мы их оттуда огнём! огнём! – Вииту снова почувствовал ностальгическую грусть. – Вот были времена…

На него смотрели с плохо скрытым страхом. Одержимый с удовольствием ухмыльнулся, заметив выражение их лиц, и погладил коня по шее под металлическими щитками. От его ухмылки большинство нормальных людей бросило бы в дрожь, но долго аура ужаса над ним не продержалась. Настроение у нашего героя менялось быстрее, чем белка с ветки на ветку скачет.

- Мы не знали, что вы воевали.

- Разумеется, воевал, ведь я патриот страны и идей. Единственное, что мне не понравилось так это пытки в плену: ваши палачи – полные бездарности! Ифрита пытать огнём только они могли додуматься! Хотя о чём это я? Совсем разболтался. Прибавим шагу, господа! Я хочу осмотреть столицу до темноты!

Стрелки молча переглянулись, один из них покрутил пальцем у виска, но оба постарались не отстать этого явно безумного собаковода. Оба боялись попасть в зубы местным монстрам, а в одной компании с вооружённым мечом и магией криганцем шансов выжить было несоизмеримо больше, чем без него.

Мысли же самого Вииту блуждали очень далеко от этих диких мест в этот момент. Скука по привычному дому, привычным порядкам и привычному запаху серы и палёной бесятины одолевала. Пламень и сера! Хотелось чего-то особенного, захватывающего, приключенческого… всё же он был во многом похож на мать, такую же сумасшедшую авантюристку ифритессу. Плохо, что она совсем не любила собак…

 

Параграф второй.

Адские гончие, как ни странно, пришлись ко двору. Как выяснилось, собаки были нужны совсем не для замены королевской гвардии. Просто королеве Катерине Айронфист понадобилось кое-что эдакое для дворцового зверинца. Понятное дело, Вииту остался за ними присматривать. На криганца косились с суеверным ужасом, и он прекрасно понимал почему. Эрафийцы верили в силу небес и могущество света. Убеждения же жителей княжества Криган располагались совсем в иной плоскости. Да и внешность у него была… непривычная для глаз местных жителей.

Вииту был высок ростом, гораздо выше большинства людей, широк в плечах и куда как сильнее физически. У него были длинные угольно-чёрные волосы, падающие на плечи, спину и загорелое лицо непокорной гривой и пара небольших витых рогов, изящно изгибающихся к затылку. Пожалуй, это было всё, чем смог наградить его отец, демон бездны Аксис, о котором наш герой ничего кроме имени не знал.

От матери, ифритессы Октавии, в свою очередь, ему досталось несоизмеримо больше. Во-первых, внешность: ни одна женщина, человеческая или нет, не могла пройти мимо него и остаться равнодушной. Во-вторых, характер: взрывной, буйный, не подающийся контролю, как вечное пламя Преисподней и почти такой же безумный. А, в-третьих, иммунитет ко всему, что способно обжечь.

Итак, столица встретила иностранного гостя вполне благосклонно. Из дворца он почти никогда не отлучался, людей не пугал, стражу не провоцировал, так что о нём вскоре забыли и даже немного привыкли. Да и пёсики не давали заскучать – дела в какой-то момент заняли его целиком: вольеры, корм, специальные условия и загоны для выгула – всё это надо было улаживать, причём улаживать всё по высшему разряду (для королевы ведь работаем). Свободными оставались только длинные вечера, которые он проводил в удобном кресле на одном из балконов собственного замка на берегу огромного лавового озера, попивая густое красное вино из хрустального кубка, в компании верных Пушка и Лапочки. Впрочем, потом у него появилось другое увлечение…

Прошёл уже почти месяц, как он жил в королевской столице. Местная жизнь уже успела ему надоесть. В голове всё чаще начала появляться мысль о том, чтобы плюнуть на золото, забрать собак и слинять домой. Однако то, что произошло потом, совершенно сбило его с толку. С какого перепугу Катерина решила, что ему нужна помощь?! А отказываться было поздно.

Мальчишку звали Роберт. Большую часть жизни он провёл во дворце вместе с матерью, которая служила здесь служанкой. Сейчас ему было слегка за десять и, судя по тому, как неестественно прямо он держал спину, эта жизнь уже оставила на нём отпечаток. Выглядел он неважно: худенький, грязненький, нечёсаный, в штопанных штанах, выцветшей рубашке не по размеру и драных ботинках. На криганца, который возвышался над ним подобно одетой в чёрно-красное одеяние рогатой башне, он смотрел без страха, но с отчаянием. Вииту, который раньше никогда не имел дела с детьми, подумал, что из него выйдет толк. После некоторых исправлений, конечно же.

- Тебе объясняли, что тебя здесь ждёт, Роберт?

- Да, милорд, - тот утвердительно кивнул. – Я должен буду помогать вам, и ухаживать за зверьми.

- Понятно, - Вииту тоже кивнул. – Ты когда-нибудь делал что-нибудь похожее раньше?

- Ну, я несколько лет служил помощником конюха в конюшне. Сэр старший конюх говорил, что у меня неплохо получалось.

- Конюх, значит. Норовистых жеребцов ты тоже обхаживал?

Роберт чуть-чуть побледнел. Под слоем грязи это было почти незаметно, но Одержимый всё же заметил, потому что не сводил с него горящих любопытством глаз.

- Несколько раз, когда рыцари на постой оставались.

- Тебе неприятно об этом говорить, как я вижу. Ведь неприятно?

- Да, милорд.

- Могу поспорить, один из них поймал тебя рядом со своим конём и разозлился. Убежать ты не успел, и он легко тебя поймал, а потом избил до кровавых рубцов.

- Откуда вы узнали, милорд? – в серых глазах мальчика впервые промелькнул страх, не говоря уже об отчаянии, захлестнувшем его тяжёлой волной. Вииту только загадочно улыбнулся и невозмутимо ответил:

- У тебя кровь на рубашке, да и стоишь ты, будто кол проглотил. Мать знает? Впрочем, это ваше с ней дело. Итак, Роберт, с сегодняшнего дня у тебя начинается новая жизнь, где от того, как хорошо ты будешь меня слушать, будет зависеть твоё благополучие и физическое, и материальное.

- Я не понимаю вас, милорд.

- А что здесь непонятного! Моим пёсики не лошади – сделаешь что-нибудь не так, могут и голову откусить. Согласись, подобный риск должен поощряться. Я буду платить тебе один золотой в день, также буду кормить и по возможности одевать, потому что эти лохмотья оскорбляют меня до глубины души. Кроме этого, спать на сеновалах тебе больше не придётся. Устраивают условия?

- Да, милорд. Я даже не знаю, что и ответить!..

- Ничего не отвечай. Главное не дай себя съесть в первый день, а там видно будет!

 

Параграф третий.

Роберт оказался на диво полезным. Несмотря на то, что он был «зелёный» во многих вопросах связанных с такими животными, как адские гончие, но старания ему было не занимать. Бывало, они подолгу сидели у загона и наблюдали, как ведут себя животные, так сказать, в непринуждённой обстановке: Вииту показывал и рассказывал, а Роберт внимательно слушал и запоминал.

Одержимый никогда не воспринимал мальчишку, как простого слугу. В Кригане быть слугой значило быть в первую очередь рабом. Роб же был свободен, так что под определение слуги не подходил изначально. Таким образом, оставалась только одна альтернатива – ученичество. Вииту решил, что так оно будет даже лучше.

Из надёжных источников в городе (в силу гастрономических предпочтений своих питомцев пришлось передружиться со всеми владельцами мясных лавок в округе) он знал, что близиться какой-то большой праздник, сопровождаемый грандиозным рыцарским турниром.

Город очень скоро будет буквально заполонён парнями в блестящих доспехах на больших откормленных лошадях, которые ещё помнят, что такое криганская армия на марше с её толпами чертей, хищным завыванием гончих и кровожадными криками рвущихся в бой демонов бездны. Кто-нибудь из них наверняка попытается его убить, но такая перспектива вызывала у Вииту лишь предвкушающую улыбку. Что ж, пусть пробуют. Главное, найти место, куда он потом будет складировать трупы…

- Милорд, милорд! – Роберт ворвался в его кабинет как раз в тот момент, когда Вииту собирался вонзить свои клыки в толстый и до жути аппетитный бутерброд с ветчиной. – Лапочка загнал двух гвардейцев на старую вишню, и я не могу его уговорить их отпустить!

- При чём тут я? Не я же их к вольерам тащил.

- Но, милорд, они уже два часа там сидят! Уже народ собирается…

Услышав про народ, который собирается, Одержимый выругался:

- Огонь и пепел! Как же я хочу есть!.. Ты ему «нельзя» говорил?

- Я ему всё говорил: и «нельзя», и «фу», и «перестань» - он ни в какую! Злой, как тысяча чертей!

Упоминание о тысяче чертей заставило Одержимого отвлечься от бутерброда и поднять на своего юного ученика свои странные рубиново-золотистые глаза, в которых сумасшедшим блеском искрилась бездна. Он не был удивлён, озадачен или недоволен, только самую малость огорчён тем, что перекус придётся отложить. Когда они шли во двор, криганец спросил:

- А ты знаешь, что такое тысяча чертей?

- Ну, немного представляю, милорд.

- Это уйма народа! Целый легион визжащей, вонючей и лохматой массы, способный стереть с лица земли эскадрон всадников. Безумное море, не поддающиеся контролю! Символ войны!

- Милорд? Вы, по-видимому, видели это.

- Это уж точно… Единственное стоящее зрелище за всю мою жизнь. Потом я увидел, как эту орду в два присеста разгромили десять титанов. Это зрелище оказалось ещё более стоящим.

- Страшные вещи вы рассказываете.

- Да нет… обычное дело. Твои родители наверняка ещё помнят, что это такое…

- Сомневаюсь. Я родился, когда всё уже затухало. Вы успокоите Лапочку?

- Я побью гвардейцев. Какого ифрита они вообще тут шлялись!..

Наконец, вышли к многострадальному дереву, где Лапочка караулил расхитителей частной собственности. Да, именно расхитителей – Вииту чётко слышал, как испуганно визжат щенки в большом холщёвом мешке, который прижимал к груди один из гвардейцев. Ярость захлестнула его горячей волной. Криганец мог пройти мимо бесчисленного множества пороков разной степени тяжести, но едва дело касалось воровства…. Оно каралось жестоко.

- Роберт, позаботься о щенках. Желательно где-нибудь подальше, ладно?

Мальчик, который отлично знал этот милый, любезный, обманчиво мягкий тон, молча кивнул. Он знал, как трепетно его наставник относился к своим питомцам. Иногда ему казалось, что псы заменяли ему всё: семью, друзей и сам мир вокруг.

- Лапочка, есть хочешь?

Огромный трёхглавый цербер, не сводя горящего взора с засевших на дереве людей, довольно взвыл и защёлкал зубами. Он тоже прекрасно знал этот тон, вот только, в отличие от Роба, он внушал ему восторг, потому что всегда сулил какое-нибудь лакомство.

- От и хорошо! Смотри зубы о доспехи не обломай, душка.

Ловким движением Вииту сдёрнул с пояса плеть и одним точным ударом перерубил ветку, на которой сидел гвардеец с мешком. Тот с треском упал, мешок в сторону, щенки в визг. Роберт бросился к ним, схватил мешок и, шепча успокаивающие слова, рванул за конюшню, быстро-быстро перебирая ногами в новеньких ботинках. Вииту позволил себе немного злорадства, когда скомандовал своему верному псу:

- Взять!

Цербер был рад повиноваться. А на следующий день против Одержимого ополчилось всё местное рыцарство. Вииту расхохотался им в лицо… и сбежал из столицы, прихватив с собой всех своих песиков, ученика и бойкую гнедую кобылку из королевской конюшни.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Mith_Cros (21.08.2010)
Просмотров: 473
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Мини чат
Лёгкий фон
Позитив
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Смертники альтернатив
  • Инструкции для uCoz
  • Часть 1
    Часть 2
    Часть 3
    Поиск