Perfect World «С М Е Р Т Н И К И»

Воскресенье, 22.09.2019, 20:24
Приветствую Вас Гость
Главная

Регистрация

Вход

RSS

Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

From Hell with love (часть 4)

Часть вторая: Нижний мир.

Параграф первый.

Одержимый Вииту, княжеский разводчик церберов, жил в Эшдене. Это был город, где он появился на свет, вырос и выучился, где впервые взял в руки оружие, впервые убил и впервые был ранен. Здесь он впервые увидел гончих ада и понял, что именно ими хотел заниматься всю жизнь. И, конечно же, именно здесь он присягнул князю Эофолу, правителю Кригана, в верности и пошёл воевать под родными знамёнами. В Эшдене началась его жизнь и, даст Огненный, здесь же и закончиться через много-много лет.

Однако город был знаменит вовсе не потому, что здесь жил самый лучший дрессировщик церберов на всё княжество. Эшден в первую очередь славился своими рынками: здесь можно было достать всё и даже больше, были бы деньги и желание. И, само собой, здесь продавали людей…

Вииту бесцельно гулял по многочисленным улицам родного города и старался придумать себе занятие на ближайшие сутки. Доспехи он благополучно оставил дома, оставшись любимой шёлковой рубашке без рукавов, кожаных штанах с запутанной шнуровкой по швам и удобных сандалиях на босу ногу (Криган – страна вулканов и лавы, там почти круглый год стоит летняя жара). Меч и ножи, оружие незаменимое в Верхнем мире, тоже остались дома, а теперь пояс оттягивала только плеть. Это было правильно, привычно и не нарушало негласный этикет.

Одержимый скучал, и это было опасно. Встречные прохожие, едва завидев скуку на его лице, спешили исчезнуть с глаз. Горький опыт подсказывал им, что от парня с кнутом за поясом и отсутствующим взглядом лучше держаться подальше – обременённые скукой и надёлённые властью типы обычно с законом не считаются. К счастью, Вииту в данный момент был слишком поглощён своей скукой, чтобы замечать кого-либо вокруг. В отличие от Пушка и Лапочки, которые то и дело порыкивали на мечущихся вокруг прохожих, заставляя их метаться ещё быстрее. Несмотря на ласковые имена, эти двое были двумя очень крупными церберами.

В какой-то момент ноги завели нашего героя на невольничий базар, куда он в здравом уме никогда бы не заглянул. Однако отступать уже было некуда и, подхваченный людским потоком, демон был унесён к клеткам. Да, рабов здесь держали в клетках – рынок находился на территории бывшей псарни. Хозяева базара были очень практичными существами: чего такому добру пропадать? А вот самих невольников это приводило в тихий ужас…

Она стояла на одном из помостов, опустив голову и стараясь не слушать сальных замечаний торговца. Из одежды на ней были только цепи кандалов да массивный ошейник из толстой цепью, один конец которой был намертво прикован к его внешней стороне, а второй лежал в руке торгаша. А ещё были рыжие волосы, волнами по цвету напоминающие расплавленную медь ниспадающие на её плечи и спину, укрывающие худенькую, но безупречную фигурку от откровенных, вожделенных и порой похотливых взглядов из собравшейся вокруг толпы мужчин.

Вииту примёрз к месту. Весь мир вокруг него сузился до этой маленькой женской фигурки с дивными медными волосами и белой, как снег на горных вершинах, кожей. Он сам не заметил, как губы прошептали тихо-тихо: «Аделайде!».

Она, будто услышала его и подняла голову. Большие сапфировые глаза, покрасневшие от слёз и затянутые пеленой отчаяния, пробежали по толпе и столкнулись с его потрясённым взглядом. Бледные губы дрогнули, ноги подкосились и она, упав на колени, разрыдалась на глазах у перешёптывающейся публики. Разрыдалась не от боли (её и пальцем не тронули из опасений повредить товар), а от стыда перед ним, из-за того, что он, единственное, знакомое лицо из всей этой пёстрой толпы, видел её такой: слабой и униженной.

Её слёзы подействовали на него, как удар хлыста. Не прошло и мгновения, как Лапочка мчался в замок за золотом, а сам хозяин на пару с Пушком начали прорываться поближе к торговцу.

Спасти Деллу можно было только одним способом: купить. Это и  представляло самую большую трудность, потому вместе с Одержимым подсчитывали монеты самые богатые обитатели города: смотрительница княжеских гаремов по имени Олема, один из сильнейших еретиков города ифрит по имени Рашка и какой-то нигонский работорговец с толстым кошельком и внушительным брюшком, и все сказочно богаты. За одной стоял сам князь, за другим – его длительная и дорогая магическая практика, а за третьим – какой-то безумно одинокий Верховный Лорд с забитой под завязку сокровищницей. А потом начались торги…

Вииту торговался с усмешкой на лице и холодом в глазах. Смотрительница Олема то и дело скупо подсчитывала монеты перед каждой ставкой. Ифрит сорил золотом, как будто оно ничего не значило. Нигонец проклинал всех троих и с трудом выдерживал заданный темп. Аделайде молча наблюдала за «схваткой» со своего возвышения, вытирала слёзы кулачком и боялась поверить в свою удачу. И удачу ли?

Первыми деньги закончились, как ни странно, у ифрита. Перед тем, как «сдаться» они с Вииту долго буравили друг друга взглядами, пробуя на прочность, потом еретик глухо усмехнулся и вышел из игры. Следующим выбыл нигонец, оставшись хорошо, если в нижнем белье. Теперь схватка велась один на один: разводчик церберов против смотрительницы гарема – и всё свелось к последнему, если можно так выразиться, обмену ударами.

Олема подала знак слугам, и вскоре перед возвышением выросла внушительная кучка туго набитых монетами кожаных мешочков. Судя по широкой и явно торжествующей ухмылке женщины, здесь явно лежала едва ли не четверть княжеской сокровищницы. Интересно, кого она хотела смутить? Вииту и бровью не повёл и в свою очередь сделал знак своим церберам, которые тут же умчались, чтобы вернуться… нет, не с золотом. Похищенные у некроманта сто тысяч уже лежали на камнях блестящей кучкой, да и богатство Одержимого исчислялось главным образом артефактами. Вот один из них церберы и принесли…

Толпа восхищённой охнула, а Олема в тихом бешенстве зашипела, уже зная, что проиграла. Артефакт, который лёг поверх скромной кучки золота демона, своей ценностью с лихвой перебивал не только её ставку, но и все ставки её конкурентов вместе взятые. Доспехи Самородной Серы – а именно они составляли основную ставку Вииту – пришлись как раз к месту. Торговец расставался со своей рабыней с лёгкостью, потому что заполучил в свои руки куда более стабильный источник дохода.

 

Параграф второй.

В свой замок демон нёс её на руках. Делла оказалась не тяжелее пёрышка и такая же хрупкая. Рыжие волосы по-прежнему укутывали её, как диковинный плащ, скрывая от любопытных глаз. Хотя было кое-что, что они были скрыть не в силах – к примеру, рабский ошейник с длинной тонкой, но безумно прочной цепью, которая сейчас лежала у Одержимого на плечах и билась о стальные бляхи ремня.

Оба молчали. Девушка тихо всхлипывала, прижимаясь к его груди. Демон, легко обняв её одной рукой, другой нежно гладил волшебницу по мягким похожим на шёлк волосам. Его раздирали сотни различных вопросов один другого невероятнее, но которые он не имел право задавать, пока она в таком состоянии. Уже переступая порог собственного дома, парень от всего сердца поблагодарил Огненного за то, что тот направил его ноги именно то место, где он был нужнее всего.

Усадив всё ещё всхлипывающую волшебницу на диван в гостиной и закутав в первое попавшееся покрывало, он стрелой помчался на кухню, по пути крикнув Проныре, чтобы не оставлял гостью одну. Цербер, которому Аделайде успела понравиться за время их краткого знакомства, с готовностью потрусил исполнять приказ.

Пока пёс следил, чтобы надломленная недавними событиями девушка не натворила глупостей, сам Вииту в срочном порядке подогревал красное вино, щедро добавляя туда специй и перца, и на скорую руку творил закуску. Делла никогда особым румянцем не отличалась, но всё-таки эта алебастровая бледность не внушала доверия.

Когда демон вернулся в гостиную с подносом еды и кружкой горячего вина, то застал свою гостью уже более или менее пришедшей в норму. За это надо было благодарить главным образом Проныру, устроившего девушке сеанс животной терапии. Правда, для этого ему пришлось нарушить целый десяток домашних правил, забравшись на диван, но Вииту готов был его простить только потому, что Аделайде снова улыбалась, гладя и почёсывая довольно виляющего хвостом пса по каждой из его трёх голов.

Завидев возмущённо вздёрнутую бровь хозяина, Проныра приветственно тявкнул и, соскочив с дивана, улёгся у ног гостьи, одаривая её тремя полными любви и радости взглядами. Делла снова улыбнулась. У Вииту отлегло от сердца и прибавилось внутренних сил и решимости, и не прошло и пары минут, как он вручил гостье завёрнутую в полотенце кружку с вином и поставил перед ней поднос с бутербродами, а потом властно приказал:

- Ешь! Пей! И никаких фокусов! Этот парень уже ел…

Девушка коротко кивнула и с неожиданным аппетитом принялась за еду. Время от времени она бросала в сторону развалившегося на соседнем кресле криганца задумчивые взгляды, но стоило ему вопросительно двинуть бровью, как она тут же пряталась за кружкой или бутербродом. Что ж, Одержимый решил проявить ещё толику терпения, которое было вознаграждено, как только был съеден последний бутерброд.

- Знаешь, Вииту, ты был прав. Наш Святой действительно не любит рыжих.

Вииту резко подался вперёд, красивое лицо превратилось в мрачную маску смерти, янтарные глаза заполыхали яростным безумным блеском, когда он абсолютно спокойным голосом спросил:

- Орин сдал тебя монахам?

Девушка кивнула и отхлебнула вина. В её голосе слышалась горечь.

- Не только Орин, с ним было ещё несколько человек, среди которых был один очень сильный маг. Бракадец, судя по одежде.

- Человек?

- Не думаю, у него была синяя кожа и белые, похожие на дым волосы, - колдунья поёжилась, невольно вспоминая подробности своего пленения. – Джин, наверное.  

- И он тебя, конечно же, скрутил одним движением брови, - Вииту был довольно бестактен, когда оценивал случившееся с подругой, но, к его удивлению, Делла улыбнулась в ответ на его довольно уничижительную реплику.

- Нет, он всё же не настолько сильный маг, чтобы приписать себе такой подвиг. В магическом поединке зачастую побеждает тот, у кого маны больше. Бракадец просто затянул бой таким образом, чтобы я растратила свой запас раньше, потом немного придушил, а Орин с друзьями уже доделал остальное.

- Хорошо, с этим разобрались. Ты мне вот что скажи, дорогая, какой гений придумал продать тебя криганцам?

- Предложил джин, а Орин поддержал. Постой, Вииту, мне кажется или ты что-то задумал?

Одержимый пожал плечами и снова откинулся на кресло.

- Угу, есть у меня несколько мыслишек на этот счёт. Но мы спешить не будем… как я успел убедиться месть – это то блюдо, которое надо преподносить холодным. Согласна?

Аделайде с лёгкой улыбкой кивнула и снова отхлебнула вина.

 

Параграф третий.

Во всём оказалось виновато это проклятое красное платье. В сочетании с длинными, огненными волосами, белоснежной кожей Деллы и его собственным откровенным покроем, оно подействовало на него, как хороший удар огровской дубинкой: БАЦ! и весь мир полетел вверх тормашками. Огонь и пепел, ну какой бес дёрнул его заглядывать в эту комнату именно сейчас? Ясен пень, какой: извечное ифритовское любопытство, но ТАКОГО результата Вииту не ожидал, и наказание за его беспечность последовало мгновенно…

Аделайде и пискнуть не успела, как знакомые сильные руки оторвали её от пола и припечатали к стене. Первой и вполне естественной реакцией был испуг, но он длился каких-то несколько секунд, которые понадобились демону, чтобы совершить сразу несколько вещей: во-первых, прижать её к себе, во-вторых, раздвинуть ей ноги коленом и, наконец, запечатлеть на её губах поцелуй полный такой отчаянной страсти, что мгновенно сломил любое сопротивление с её стороны…

Очнулись они где-то в середине ночи. Как ни странно, очнулись на кровати в спальне, хотя ни один из них не помнил, как здесь оказался. Впрочем, это было уже неважно. Главное-то уже свершилось и, судя по смятым простыням, не один и не два раза.

Вииту лежал на чёрных простынях, смотрел на высокий потолок сквозь полупрозрачный полог кровати и чувствовал себя котом, объевшимся сливок. Тело всё ещё гудело отголосками былого желания, виноватым он себя не считал, а смущённым и подавно. Да и чего смущаться-то? Нормальной мужской реакции на красивую женщину? Ещё чего, не на того напали! Кстати, о красивых женщинах…

Парень осторожно поднял голову и взглянул на спящую под боком колдунью. Девушка, похожая на маленькую рыжеволосую нимфу, свернулась клубочком под его правой рукой, опустив голову ему на грудь и обняв за талию изящной тоненькой ручкой. Вид у неё был – ну объевшаяся сметаной кошка, ни дать, ни взять. Криганца разобрал нервный смех. Огонь и пепел, и это Ледяная Ведьма! Да в ней огне больше, чем действующем вулкане, в чём он успел успешно убедиться на собственном опыте. Основная проблема состояла в другом: что он с этим опытом делать будет?..

Послав все эти бестолковые мысли куда подальше, Одержимый осторожно перевернулся на бок и разбудил милую поцелуем. Девушка улыбнулась сквозь сон и, прильнув к нему, любовно поцеловала плечо.

- Эй, красавица, как ты?

- Хорошо. А ты?

- Готов повторить.

Тут она совершенно неожиданно покраснела и попыталась спрятать лицо в волосах. Вииту усмехнулся и снова поцеловал её, пресекая эти попытки к смущению на корню.

- Делла, ты невероятная женщина! И, по-моему, я тебя люблю…

- Ты меня почти не знаешь!

- Хорошо, перефразируем… Делла, ты невероятная женщина! И, по-моему, я хочу только тебя… так лучше?

Она снова покраснела, но в синих глазах появились озорные огоньки. Криганец расхохотался и привлёк её к себе, и всё продолжилось по новому витку. Из спальни они не выходили до полудня следующего дня.

 

 

Параграф четвёртый.

Вииту знал Ксирона с детства, ведь это именно этот многомудрый ифрит-Еретик учил маленького демонёнка искусству огненного волшебства. Одержимый не мог сказать, что был способным учеником, но его учитель много и не требовал – уже тогда видел в нём задатки скорее воина, чем мага. Однако ученико-учительские будни не помешали им сохранить некое подобие дружеских отношений впоследствии. Сейчас, спустя порядочное количество лет, Еретик Ксирон по-прежнему жил в неказистом домике на берегу лавого озера на одной из окраин Эшдена.

Домик был самый классический – красная черепичная крыша с китайским изгибом, стены из чёрного камня и узкие окна с наглухо закрытыми ставнями – но от сотен других его отличал тройной ряд охранных чар и магические ловушки, спрятанные буквально под каждым кирпичом. Собственно, поэтому демон и не рискнул открыть калитку и войти в небольшой, но уютно обставленный двор. От парочки простых он, может быть, и увернулся бы, но остальные не оставили бы от него даже пепла. Вздохнув, парень набрал в лёгкие побольше воздуха и что было силы закричал:

- Мастер Ксирон! Это я, Вииту! Разговор интересный есть!

В доме что-то зашевелилось, и где-то на другой стороне дома хлопнули ставни. Вскоре из-за угла появилась высокая фигура в длинной чёрной мантии с красным подбоем. Лицо Мастера Ксирона было почти полностью скрыто в тени глубокого капюшона, но та часть, что была видна – чётко очерченная линия подбородка, узкие, вечно усмехающиеся губы, и прямой аристократический нос – вполне могли принадлежать человеку, если бы не одна компрометирующая деталь: кожа ифрита была насыщенного красного цвета с явственными золотыми вкраплениями.

Хозяин с лёгкостью пересёк (хотя уместнее было бы сказать, перелетел) двор и остановился по другую сторону калитки. Ифрит вернул бывшему ученику приветливую улыбку.

- Здравствуй, юноша. Может, пройдёшь в дом?

- Благодарю, но не стоит. Не хотите поучаствовать в маленьком приключении?

Вечная усмешка на лице волшебника сменилось заинтересованной полу улыбкой. Что ни говори, а уже порядком затянувшаяся учительская практика успела ему наскучить. Вообще, именно скука и являлась основным двигателем прогресса в княжестве князя Эофола. Скука, жадность и жажда мирового господства.

- Насколько маленьком? Уж не войну ли ты затеял, юноша?

Вииту энергично замотал головой в знак отрицания.

- Нет, что вы! Всего лишь и надо-то надрать задницы парочке заносчивых смертных и немного повеселиться. Если бы не этот треклятый джинн…

Эффектная пауза, которой Одержимый придавал столько значения, сработала как надо. Ксирон так и загорелся интересом: из-под капюшона даже выглянули несколько пламенеющих язычков, которые ифрит, впрочем, тут же спрятал обратно, но, тем не менее, цель была достигнута. Даже голос колдуна изменился, став мягче, вкрадчивее – ещё один верный признак пробудившегося интереса.

- Какой джинн?

Вииту пожал плечами, старательно изображая полное безразличие ко всему этому роду.

- Бракадский, наверное. Собственно, из-за него я к вам в гости и заглянул. Этот сгусток синего дыма здорово ломает мне игру, и я надеюсь, что вы мне что-нибудь присоветуете на этот счёт.

Еретик, внезапно очень посерьёзневший, несколько минут молча шуршал полами мантии, будто что-то прикидывая, а потом как бы невзначай поинтересовался:

- Эта женщина… она действительно стоит того, что ты за неё заплатил?

Одержимый, ожидавший этого вопроса, хмыкнул и, оторвавшись от калитки, скрестил руки на груди. Внешне он не изменился, на лице по-прежнему была лёгкая приветливая улыбка, но ифрит ясно видел, как стоящий перед ним «закрылся» наглухо, напоследок многозначительно бросив:

- Она не постеснялась бы убить самого Эофола, посмей он к ней прикоснуться.

- А на тебя, значит, рука не поднялась?

- На моё счастье, я не Эофол. Но вернёмся к делу, Мастер Ксирон: мне удалось вас… заинтересовать этим маленьким предприятием?

Ифрит рассмеялся. Из-под мантии снова выбились несколько пламенных язычков, но на этот раз колдун не стал их прятать.

- Удалось-удалось, юноша. Можете смело заносить моё имя в список. Кстати, кто ещё в деле?

- Кроме меня, Деллы и вас, я хочу привлечь ещё Дамакона. Он должен был приехать в Эшден на днях. По слухам, у него тут любовница или что-то вроде того. Думаю, договориться с ним будет ещё проще, чем с вами.

- Сокровища будешь ему сулить? – ифрит усмехнулся из-под капюшона. – Или алмазную пыль поверженного джинна? Говорят, дорогой алхимический ингредиент.

Вииту, который прекрасно знал для чего используется эта «алмазная пыль» (местные умельцы научились гнать из неё мощный афродизиак), только и мог, что воспылать праведным возмущением.

- Не смешите мои рога, Мастер, какая к бесу пыль! У одного из смертных на шее висит Ожерелье из зубов дракона. Чем не достойная награда для Верховного Лорда? Кроме того, теперь в его коллекции стало на один «драконий» артефакт больше.

 

Параграф пятый.

С Дамаконом Вииту был знаком давно – с самой войны. Верховный Лорд был одним из немногочисленных нигонских наёмников, привлечённых посулами князя Эофола о богатствах и землях. Хотя сам Дамакон воевал вовсе не из-за этого: богатства и земель у него было и так предостаточно. Он воевал больше из-за каких-то своих соображений, никому не известных. Ну, и конечно, коллекция…

В Эшден он приезжал раз в пару месяцев, каждый раз останавливался в одном и том же трактире и через три-четыре дня уезжал. Никто точно не знал, чем именно он занимался в городе, но все были почему-то уверены, что в его частых приездах была повинна женщина. Сам Дамакон, конечно, был в курсе всех слухов, но оставлял эти смелые заявления без комментариев и продолжал свои визиты. Во время очередного такого визита Одержимый его и подловил…

Таверна была забита до отказа, но это не мешало двум героям знаменитой войны найти уединённый столик где-то в глубине зала, заказать по кружке эля и спокойно поговорить. Наверное, стоит немного описать внешность Верховного Лорда, чтобы вы, уважаемые читатели имели представление, с кем предстоит дальше иметь дело.

Так вот, Дамакон был высоким довольно щупловатым молодым человеком с кожей цвета старой бронзы, длинными чёрными волосами и глазами цвета блёклого золота. Так же как и Вииту, его окутывала аура харизматического притяжения, хотя его магнетизм был несколько иного свойства – в его роду прочно впилась корнями в землю кровь королев медуз. С тех пор все потомки этого рода унаследовали от необычной родственницы змеиную грацию, завораживающий взгляд и мягкий шелестящий акцент. Дамакон не был исключением, но в его характере было всё же больше человеческого, чем змеиного. Собственно, именно поэтому Вииту с ним и дружил.

- Слушай, дружище, давно хотел задать тебе один маленький вопросик...

Золотые глаза Верховного Лорда насмешливо блеснули, а на губах заиграла лёгкая усмешка.

- К кому я езжу, да? Не в этой жизни, парень.

Одержимый тихо фыркнул и состроил обиженную мину.

- Если честно, меня больше интересует твоя коллекция. И я хотел узнать, не хочешь ли ты её пополнить... хочешь или нет?

- Конечно, хочу. Если б не хотел, не мотался бы по всему Нижнему миру за артефактами.

- Славно, потому что я совершенно случайно узнал о том, с кого можно снять Ожерелье из Зубов Дракона.

При слове «снять» брови нигонца поднялись, глаза расширились и заблестели заинтересованным блеском. Заметив эти знакомые изменения, Одержимый мысленно поздравил себя с успехом.

- Ты уже собрал отряд?

Демон коротко, чётко и утвердительно качнул головой и, отхлебнув из кружки, ответил:

- Только ты, я, старик Ксирон и одна ледяная ведьма сверху. Собственно, из-за неё весь сыр бор и организовывается. Понимаешь, обидел её этот парень с Ожерельем, а у меня разрешения не спросил. Вот, справедливость восстанавливаю.

- Наслышан. За какой угол не заверни, везде шепчутся, как ты за рыжую рабыню Доспехи Серы загнал, старуху Олему уел, нигонца обставил и застращал ифрита до такой степени, что тот отказался торговаться дальше. Что из этого правда, а что приукрашенная полу ложь, я и боюсь гадать.

Вииту криво усмехнулся, услышав про свои подвиги. С одной стороны, общество только что дало его репутации большого пинка и подбросило её ещё на несколько ступеней вверх. С другой же... опасно быть слишком заметным. Именно поэтому он уточнил:

- Ифрита я не стращал. Еретик Рашка сам кого хочешь застращает.

- Однако же он почему-то отступил?

- Скорее его позабавило моё отчаянное желание никому другому, кроме себя, колдунью не оставлять. Не смотри на меня так скептически, Дамакон! Она – это всё, что я искал всю жизнь.

- Уверен?

- Ха, это единственное, в чём я когда-либо был уверен за всю свою жизнь! Я могу на тебя рассчитывать?

Верховный Лорд с невозмутимым лицом кивнул.

- Разумеется.

 

Часть третья: Верхний мир.

Параграф первый.

Когда Делла говорила, что любит путешествовать, но слишком мало смыслить в походной жизни, девушка сильно на себя наговаривала. Родись она на пару десятков лет раньше, то непременно выросла бы в классного полевого командира: крови не боится, трудности переносит легко, философски относиться к компании двух молодых мужчин и их подчас пошлым шуточкам. Ксирон в перешучиваниях почти не участвовал, хотя частенько из-под плаща вырывались отдельные пламенные язычки – верный признак того, что и он безучастным к их выходкам не остался.

Прошло почти два месяца с тех пор, как они вчетвером покинули Нижний мир и странствовали по просторам Эрафии. Ночевали когда под открытым небом, когда в тавернах, попутно выспрашивая о рыцаре по имени Орин и его весёлой компании. До сих пор им не везло, и друзья просто наслаждались самим процессом странствия. Хотя наслаждаться получалось не всегда...потому что дорога всё равно привела их туда, куда они так упрямо стремились.

 

Параграф второй и последний.

Сандро пил в своей комнатушке вино, когда к нему на всех порах, громыхая костями и доспехами влетел Доминик и доложил: «Милостью Всевышнего, хозяин, началось!». Доложил и дребезжащей кометой вылетел вон, пока хозяин не разозлился и не развоплотил негодяя на месте. Размышлять о том, как он смеет и как у него, некроманта до мозга кости, получается пропускать такое богохульство мимо ушей… не сегодня.

Сандро допил вино, отставил кубок в сторону и, укутавшись в свою чёрную мантию по самые глаза, вышел в коридор, а потом после коридора во двор и присоединился к остальной компании. Орин, его непосредственный наниматель, и ещё кучка купленных за две с половиной тысячи золотых безумцев уже ждали визита гостей. Некромант, как всегда встал в сторонке, окружённый своей свитой - мрачно настроенные скелеты с душами бывалых воинов в ветхих костях – бессмертные и безгранично верные. Смотрел на своих спутников и молча обливался презрением: два холуя рыцаря – один богатый подлец, второй - вылитый цепной пёс, к тому же тупой как пробка, потом продажный нигонец с драконьими зубами на нитке под кирасой, синекожий джинн и, собственно, он сам – миниармия в чёрном атласе. Всё как всегда…

Двор замка, где они ждали битвы, был довольно просторным, дышалось легко, и можно было любоваться тяжёлыми белыми облаками. Сандро действительно кольнул их взглядом, подумал о снеге и заваленных перевалах и отвернулся обратно к воротам. Холод он не любил, несмотря на весь льдисто-морозный антураж, окружающий смертельную магию. Типа рядом с некромантом всё инеем покрывается. У-у, захолустье!

Додумать не успел, потому что в этот момент заледенели и взорвались ворота, и во двор ворвалась орда троглодитов вперемешку с адскими гончими. Доминик кинулся вперёд, за ним ещё трое из свиты, завязалась кутерьма… некромант закатал длинные рукава мантии, обнажив бледные запястья с парой золотых, отделанным чёрным ониксом браслетов, узкие ладони и длинные тонкие пальцы с идеально ухоженными ногтями. Пальцы тут же изогнулись в причудливый знак, губы зашептали заклинание, и из ладоней выплеснулся поток ядовито-зелёного пламени, окружившего чёрную фигуру непроницаемым защитным пологом, непроницаемым ни для стрелы, ни для меча или для чего-нибудь не менее смертоносного. В этот момент на него прыгнула какая-то из криганских гончих и вмиг осыпалась серым пеплом и кучкой костей.

Сандро довольно улыбнулся и опустил руки. Потом подался назад, скрываясь за спинами своих бойцов. Пора взглянуть на то, как разбились силы. А разбились они презабавно. Для некроманта, по крайней мере, ведь он знал их всех. Рыцари попались под горячую плеть Одержимого из Кригана, нигонцы дрались за зубы дракона, причём Верховный Лорд Дамакон ничуть не уступал своему противнику, джинн Фафнир схватился с ифритом Ксироном (битва стихийных духов разогнала все облака), а ледяная ведьма… ледяная ведьма досталась ему. Ну, что ж… могло быть и хуже…

Лёжа на земле, связанный по рукам и ногам, с кинжалом у горла, Сандро с усмешкой подумал, что определённо могло быть хуже. Доминик топтался рядом с остальными парнями (как призрачными, так и в доспехах) и бессильно тискал меч. Прекрасно понимал, гуль могильный, что с нигонцем ему не сладить.

В сторонке ифрит с сытым блеском в глазах разглядывал трофейную золотую лампу. Ещё чуть дальше о чём-то тихонько шептались ведьма и демон бездны, то и дело бросая в его сторону задумчивые взгляды. Верно, думают, как бы быстрее отделаться от потенциального «груза 200». Некромант тяжело вздохнул и прикрыл глаза, почти смирившийся с вынужденной гибелью. Парней было жалко…пропадут ведь одни…

А в следующий момент кинжал чиркнул по горлу и Сандро провалился во тьму. Честно говоря, собственную смерть он представлял несколько по-другому.

Категория: Мои статьи | Добавил: Mith_Cros (21.08.2010)
Просмотров: 460
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Мини чат
Лёгкий фон
Позитив
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Смертники альтернатив
  • Инструкции для uCoz
  • Часть 1
    Часть 2
    Часть 3
    Поиск